19:17 

Неделя 93 - Голосование

Гэндальф Голубой, совратитель гномов
Уеду жить в Мордор
Мы получили три отличных текста, и теперь пришло время голосования!
Выберите три текста, которые, по вашему мнению, лучшие, и расположите их в следующем порядке: от первого места к третьему. Также выберите еще один текст, который номинируете на специальную категорию (лучшая интерпретация задания). Желательно, чтобы один и тот же текст не был номинирован на призовое место и специальную категорию.(Но, в данном случае, это невозможно, так что...)
За себя не голосуем, не подбиваем других голосовать за вас - кому нужна такая победа?)

Форма голосования:
10, 7, 13
5

Также помните, что фикрайтер - личность творческая и очень ранимая, не можете сказать ничего хорошего - лучше промолчите.

Текст 1
Бонд/Скараманга,
Написано на тему

Все это было странно с самого начала, когда Бонд позволил поверженному Скараманге остаться в живых и когда позволил себе изредка тайно навещать его на этом проклятом острове.
Вопреки опасениям агента 007 Франциско не искал реванша. Он был кристально вежлив, честен, даже галантен. Иногда у Бонда мелькала мысль, что будь он женщиной давно был пал под натиском обаяния прославленного киллера. Потому как все это гостеприимство, вся эта осторожность, все это общение на грани флирта не могло никого оставить равнодушным. Даже мужчину. Но не Джеймса Бонда. Бонд оставался холоден, и этот холод задевал Скарамангу. Джеймс видел обиду в глазах киллера каждый раз, когда покидал остров. И каждый раз Бонд себя чувствовал предателем, потому как Франциско не играл с ним, это не была его очередная блажь как например дуэль. Он каждый раз искренне ждал Бонда на этом треклятом острове и каждый раз разочаровывался, когда Бонд этот самый остров покидал.
- Что вы от меня хотите? - как-то невпопад спросил Джеймс за ужином и вилка с бефстрогановым замерла у самого рта Скараманги, который в этот момент, кажется, забыл как дышать. Киллер отложил вилку, наскоро промокнул рот салфеткой, в приступе нервозности пожевал губу и перехватил взгляд Бонда.
- Я хочу от вас участия... - ровным голосом сказал Франциско.
Джеймс отвел глаза, разглядывая кусочки говядины в своей тарелке. Скараманга не просил ничего не выполнимого. Всего лишь участие, всего лишь реакция на его действия...
- Я попытаюсь, - ответил Бонд.
- Мне большего и не надо.

Текст 2
Бонд/Сильва,
Написано на песню

Тьяго методично напивался. Бонд поднял бровь.
– Скучно, – ответил Тьяго на молчаливый вопрос. – Делать нечего. – И добавил, подумав (наверняка только чтобы увидеть, как подожмет губы Бонд): – Карамба.
У Тьяго было три агрегатных состояния: "хакнуть что-нибудь", "застрелить кого-нибудь" и "скучно". Тьяго любил разрушать – но исключительно издалека: он не уважал оперативную работу и рукопашным схваткам предпочитал пляски в ночных клубах, а пляскам в ночных клубах – рандеву с монитором, помигивающим загадочными цифрами и литерами. Одна такая цифра могла значить падение криминальной империи или смерть человека.
Бонд предпочитал старую добрую сталь и не понимал горячности Родригеса. Тот был и вправду блестящ – в МИ6 других и не берут, но даже на фоне прочих агентов Тьяго выделялся как боевой нож среди кухонных. Иного объяснения, почему Тьяго с его театральностью, легкой истеричностью и вечными сценами не вылетел из МИ6 после первой же недели на должности, Бонд придумать не мог. Даже сама М благоволила этому локо...
Черт, нахватался. Бонд терпеть не мог этих испанских словечек, которые Родригес вставлял преимущественно затем, чтобы порисоваться. А тот, конечно, знал. И в присутствии Бонда, конечно, сыпал испанщиной еще чаще.
– На следующей неделе начинаем планировать передачу Гонконга, – заговорил Бонд, помолчав. – Тогда и поразвлечешься.
– Ску-у-учно, – протянул Тьяго, сложив губы трубочкой. Бонд отвел взгляд. Его внутренний английский пуританин вновь потребовал укутать Тьяго в паранджу, дабы тот не смущал умы честных граждан. Тьяго допил пиво из бутылки, так двигая губами на горлышке, что внутреннего пуританина Бонда тут же хватил апоплексический удар.
– Одно и то же, одно и то же, – пожаловался Тьяго, сглотнув. – Вот уж не ожидал, что на этой работе мне придется маяться от скуки. Тебя-то, небось, опять куда-то ушлют?
– Переходи на оперативную работу, – бесстрастно предложил Бонд.
– Что, эта потная возня с немытыми мужиками в подворотнях? Я, знаешь ли, привык держать судьбы стран на кончиках пальцев. После этого оперативная работа далеко не так интересна, ми покито инглесито.
– Тогда ничем не могу помочь, – Бонд пожал плечами, собираясь уйти. Тьяго поймал его за запястье:
– Ты можешь остаться.
У него были очень черные глаза. Темные бездны зрачков, в которых Бонд увидел свое двойное отражение, – и теплый карий ободок радужки. Тонкий, почти незаметный.
Тьяго был пьян и хотел трахаться. Бонд был (почти) трезв и хотел Тьяго.
– Только испанских словечек не вставляй, – предупредил он. У него были принципы, как-никак.
– Ладно, я буду вставлять что-нибудь другое, ми кьеридо, – хохотнул Родригес.
Бонд обреченно (и незаметно) вздохнул. Родригесу вечно было мало: азарта, выпивки, любви. Казалось, Родригесу мало целого мира.
Может быть, поэтому он Бонду и нравился. Но Бонд ему об этом, конечно, сообщать не собирался. А Тьяго, конечно, и без того знал, умник чертов.

Текст 3
Бонд/Кью,
Написано на тему

У каждого своя тайна, свой ларчик. Кью был мастером подбирать пароли, даже к таким сложным устройствам, как человеческое сердце. И чем сложнее пароль, тем интереснее была задача. Нынешний "объект", стоящий в эту минуту аккурат напротив, являлся самой сложной задачей всей его жизни. Боже, как много сделал, как долго копался, сколько наговорил в конце-концов! Чтобы найти пароль, узнать тайну, открыть этот долбанный «ларчик»! А всё ради чего? Ради любопытства, собственного удовлетворения и этого «чертовски близко».
Спиной прижатый к стене, с закрытым путём для отступления, Кью смотрел прямо в лицо Бонду, вызывающе, но смиренно. Он предлагал.
Вот оно! Сломал! Добился! Игра как всегда стоила свеч!
Джеймс берёт его за подбородок, задумчиво всматривается в очертания губ, чуть наклоняется... Кью уже знает следующий шаг, закрывает глаза, предвкушая... и ошибается.
- Это было интересно. Но хотелось бы оставить подобный разговор нашей маленькой тайной. К тому же, поздно. Пора домой, устал знаешь ли. Таким старикам вроде меня, как ты точно заметил, нужно больше отдыхать! Не приглашаю. Ты же мальчик взрослый - сам о себе позаботишься, - с усмешкой выдыхает Бонд в самое ухо и уходит. Разворачивается и уходит. Всего лишь. Уходит. А Кью вдруг понимает, что проиграл. Вот так просто - секунду назад торжествовал победу, а теперь сердце сжимается от поражения и... чего-то ещё более абстрактного и не материального. Оно, сердце это, сжималось и раньше. И дело совсем не в этом, а в осознание самого факта, которое понимаешь разумом, но упорно не хочешь признавать.
- Вот жеж престарелая сволочь! - ругнулся брюнет, зная, что злится на самом деле скорее на себя, нежели на него. Это ведь надо же - "вскрыть" чужое сердце, не заметив, как тебя так легко и изящно обыграли - аккуратно "взломали" душу.
На улице совсем даже не холодно. Лёгкий ветерок дует в лицо, не давая на долго задержаться грустным мыслям.
Да, Бонд. Сердцеед, бабник, истинный натурал, шпион, садист, хитрец, наглец, чёртов старик! Ну и что? Кто, впрочем, сказал, что это конец? Посчитать очки, оплакать потери и...начать второй раунд.

Голосование продлится до 16 декабря, 24:00 по Москве.

запись создана: 03.12.2012 в 10:36

@темы: Фильмы, Фандом: James Bond universe, Голосование

Комментарии
2012-12-03 в 11:31 

Valery
Зло во имя Хаоса, ня!
Devil_trill, ничего страшного :)

Ну, и чтоб не зря флудить

1, 3, 2
1

2012-12-03 в 12:25 

Джина Рицци
Не надо лишнего. Хотя б признанья всех моих достоинств, в общем, целый новый мир, и даже можно без коньков...
2, 3, 1
3

2012-12-03 в 15:46 

Naru Osaka
Воин Света, Воды и Газа
1, 2, 3
3

   

little ficfest

главная