16:55 

Неделя 87 - Голосование.

azurepath [DELETED user]
Мы получили шесть прекрасных работ, и теперь пришло время голосования!
Выберите три текста, которые, по вашему мнению, лучшие, и расположите их в следующем порядке: от первого места к третьему. Также выберите еще один текст, который номинируете на специальную категорию (лучшая интерпретация задания). Желательно, чтобы один и тот же текст не был номинирован на призовое место и специальную категорию.
За себя не голосуем, не подбиваем других голосовать за вас - кому нужна такая победа?)

Форма голосования:
21, 22, 23
24

Также помните, что фикрайтер - личность творческая и очень ранимая, не можете сказать ничего хорошего - лучше промолчите.

Текст 1.
Пейринг: Санзо/Хаккай.
Написано на песню.

Всё время Хаккай боится, что это кончится. Что Санзо надоест эта игра в повиновение. Сменятся капризы, перестанет помогать молчание, полное понимания, и ненавязчивое присутствие. Хаккаю трудно допустить даже мысль, что он действительно может дать Санзо что-то ценное. Что-то, чего Санзо не найдёт больше нигде.
Но ведь Хаккай – единственный, кто Санзо не раздражает. И единственный, кто скажет ему правду, а не просто выплеснет раздражение. Кто поставит, если надо, на место.
И в самом деле, однажды Санзо наиграется в подчинение. Потому что сколько же можно тащить на себе всю эту ответственность! Если нельзя на кого-то её свалить, то можно хотя бы сделать то, что хочется. Отдаться в ласковые руки. Зная, что Хаккай не злоупотребит доверием, что будет с ним бережен. Это сам Хаккай не против жёсткого обращения. Санзо другой – и потому только прикосновения Хаккая он может выносить. И даже уже не может без них.
– Я устал. Будешь сегодня сверху.
– Да, Санзо. Как скажешь, – даром что Хаккай, может, и больше устал.
Главное, он всё ещё нужен Санзо.

Текст 2.
Пейринг: Тенпо/Конзен.
Написано на тему.

Омут – это чёрная глубина, невидимая, пока в неё не попадёшь. Снаружи, сверху, может быть этакое идиллическое озеро. Нет, лучше море. Зелёное озеро – это неэстетично. Это значит, что оно «зацвело». Брезгливый Конзен ни за что не стал бы в таком купаться.
Впрочем, если бы ему ещё месяц назад сказали, что он будет спать со своим лучшим другом – Конзен тоже только фыркнул бы. В антисанитарных условиях, и вообще… А вот затянуло. Туда, в зелёную глубину, в омут. Так затянуло, что каждый раз забывалось про грязь и беспорядок, про то, что здесь вроде как бы рабочее место. Да про всё на свете забывалось…
Сладко, когда тебя покоряют. А ждать Тенпо, если пропадает внизу, – долго, зато есть ради чего жить. Терпеть здешнюю пыльную вечность. Чтобы раз за разом окунаться в омут – и еле-еле оттуда выныривать.

Текст 3.
Пейринг: Санзо/Хаккай.
Написано на тему.

Это… неправильно.
Не потому что запрещено, в конце-то концов запрет всегда можно свести к рекомендации не слишком увлекаться – в том случае, если Санзо вообще посчитает нужным как-то себя оправдывать; а те времена, когда ему могло прийти такое в голову, давно миновали, давно почти забыты.
Проблема в другом. Ему всё-таки страшно, при их-то жизни – и при его-то везении – привязываться всерьёз и надолго. Тем более вот так, сразу, как, блин, в омут с головой, радостно и добровольно.
Вернее, не сразу, сначала было много, много дней непонимания, отрицания и внешне незаметных метаний. Вспоминать смешно, все уже чуяли, что что-то неладно, только не догадывались, что.
А потом Хаккай резко тормознул машину прямо в лесу, скомандовал «Так, ты – за дровами, ты – за водой, ты… лети, пожалуйста, куда-нибудь и не подслушивай». И улыбнулся.
– Санзо, ты идиот или притворяешься? Хватит на меня глазеть, приставай уже, а то это просто смешно.
И отказать как-то не получилось.
А вот теперь страшно, легко досталось – легко потерять, и все такие глупости, и вообще, и слишком непривычные мысли вьются в голове, не давая покоя.
Хаккай неслышно подходит сзади, распахивает форточку, отбирает сигарету.
– Санзо, хорош мечтать, даже если ты сам захочешь от меня отделаться, а я не захочу – ничего у тебя не выйдет. Что уж говорить о всяких там судьбах, богах и прочей ерунде.
Санзо невольно кивает.
Нет, за компанию кидаться в омут куда приятнее.

Текст 4.
Пейринг: Тенпо/Конзен.
Написано на арт.

Скучно, – думает Конзен, рассеянно листая исписанные бумажки. И только потом замечает, что ничегошеньки не понимает в написанном не только потому, что ему неинтересно, но и потому что к нему эти слова вообще никакого отношения не имеют, и написаны летящим, неразборчивым почерком Тенпо, у которого точку можно принять за нижний штрих, а более-менее похожие знаки и не различишь, а двойные гласные он обозначает не повтором, а, на нездешний манер, чёрточкой – в общем, Конзену очень хочется сделать пару замечаний, исправить ошибки и прочитать длинную занудную лекцию на тему «неграмотность – это неуважение к читателю».
– А я всё думал, – усмехается Тенпо, – когда ж ты увидишь. Верни, пожалуйста, моё письмо, а то потом ты его положишь куда-нибудь, куда надо класть письма, и я его до скончания века не найду.
– А ты привыкай к порядку, – привычно ворчит Конзен. Может, слишком ласково, но строго отчитывать того, кому ты уже почти голову на колени уронил, не выходит.
Да к тому же Тенпо рассеянно подхватывает прядь светлых волос и, вместо того, чтобы, как всегда он делает, неаккуратно заправить обратно в причёску – Конзен потом долго ругается, мол, нельзя ли поосторожнее – подносит к губам.
Конзен теряет дар речи, смотрит и дико завидует. Ему, может, тоже хочется так делать – но неудобно.
Впрочем, если он вдруг потребует – Тенпо скорее всего согласится хотя бы временно отпустить косу.

Текст 5.
Пейринг: Годжун/Кенрен.
Написано на тему и песню.

Ничего не меняется. Как ходить по синему льду, как ловить тех самых чертей из поговорки нижнего мира в тихом омуте. Глупо, опасно, и никому не нужно, и в первую очередь, тому, кто этим занимается.
Кенрен в очередной раз громко посылает всё по десятку известных адресов и парочке – которых сам до этого момента представить не мог, и хлопает дверью. Не думая о том, что, вообще-то, злить Годжуна достаточно рискованно, а его лимит на извинения давным-давно исчерпан. А надеяться на то, что дракон выше всего этого…
Ну, идеализм, говорят, тоже круто.
Вот только стоит уйти, как сразу хочется вернуться. Наплевав на всё.

Годжун только улыбается. Он-то точно знает – вернётся, в самый неподходящий момент, сядет рядом, обнимет, ляпнет какую-нибудь глупость и сделает вид, что он тут ни при чём, его заставили.
Ничего не меняется, но это тоже неплохо.

Текст 6.
Пейринг: Тенпо/Кенрен.
Написано на арт.

Жарко, тяжелый, липкий воздух давит, не даёт дышать – или это усталость и страх? Кенрену и самому дурно, до звона в ушах, до дикой, неприличной слабости, которой он просто не может поддаться, пока кое-кому хуже.
– Больно?
– Уже нет, – криво улыбается Тенпо. – К плохому привыкаешь. Ты что, намерен тут торчать, пока нас не придут вытаскивать? И не думай. Это приказ. А я не сдохну, как бы мне этого ни хотелось.
Он старается говорить резко и уверенно, и у него даже почти получается – да чтоб его кто угодно побрал с его героизмом, упрямством и самостоятельностью.
Кенрен пожимает плечами, присаживается рядом на корточки – посмотреть поближе, не написано ли у командира на лице, что он совсем спятил.
– А вот хрен тебе, – он тянется стереть кровь и заодно пригладить спутанные волосы, когда ещё такой шанс предоставится.
Тенпо вздыхает, закрывает на секунду глаза. И медленным, но уверенным движением поднимает руку.
– Дай закурить.
– Обойдёшься. Сейчас тебе нельзя.
– Будешь издеваться – сдохну и в новой инкарнации уйду от тебя к первой встреченной капризной блондинке, – буднично сообщает Тенпо, и осторожно убирает вторую руку от раны на животе – кажется, кровь всё-таки унялась. По крайней мере, на время.
Кенрен с трудом сдерживается, чтобы не выругаться, но сигарету всё-таки протягивает и даже щёлкает зажигалкой. Тенпо затягивается, вглядывается куда-то в небо и смеётся, не думая о том, что снова потревожит рану.
– А пошло оно всё на хрен. Жизнь прекрасна, генерал, не находите?

Голосование продлится до 19 августа, 20:00 по Москве.

запись создана: 13.08.2012 в 00:37

@темы: Голосование

Комментарии
2012-08-13 в 00:46 

Джина Рицци
Не надо лишнего. Хотя б признанья всех моих достоинств, в общем, целый новый мир, и даже можно без коньков...
3 5 6
4

2012-08-15 в 19:54 

Rustor
Змея щурится и шипит: «А Вы раньше были маленьким, лысым и слепым. Жаль, что мы не встретились тогда» ©
6, 5, 3
4

2012-08-17 в 17:58 

-Joe-
Мне неведом ход мыслей идиотов. (с)
6, 3, 5

4

2012-08-19 в 17:42 

azurepath [DELETED user]
3, 1, 5
4

little ficfest

главная